ВВЕРХ в фокусе: Правила жизни Лёвы
Порой мне мешает то, что я много думаю о том, что обо мне подумают люди. Даже друзья, бывает, говорят: «Лёва, не думай об этом. Делай то, что тебе самому нравится».
Я собой не очень доволен. Я мало от себя требую. Больше бы напрягаться и меньше отдыхать. А то иногда меня охватывает лень. А это может сказаться на экзаменах.
«Вверх» помогает вдохновляться и как-то разрешает думать, что скоро закончу школу.

А еще «Вверх» в центре Москвы, что тоже хорошо. Одеваться начинаешь по-другому, можно сказать, даже модно стараешься одеваться, ведь ходишь по самому центру города.

Иногда чувствую свои ограничения в знаниях между собой и окружающими. Но если сравнивать этот год и прошлый, мой словарный запас очень увеличился. Это все потому, что меня заставляют читать, и оказывается, что это совсем не напрасно. Могу подобрать слова, какие надо. Понимаю, о чем говорят люди.
Иногда смотрят косо, часто такое было.
В лагерях вот бывало: «О коррекция! Значит, к ним надо относиться, как к дуракам!» Это мне не нравится. А бывает, что начинают жалеть. Это еще хуже. Не люблю, когда жалеют или помощь начинают предлагать.
Начинать читать сложно. Мне говорили: «Читай, читай, тебе это пригодится». И правда, это сработало. За это лето я много книг смог прочитать. Я читал Александра Сергеевича Пушкина. Раньше я думал, он только для детей пишет. Оказывается, что нет. Мне запомнилось его произведение «Капитанская дочка». Совсем не детское.

В начале произведение скучно читать, а потом, когда события начинают происходить и мне становится интереснее, тогда и читать становится легче.

Помогает мотивация. Вот сейчас время пройдет. К экзамену не успеешь подготовиться. Его провалишь. И будешь потом винить себя весь год. Это помогает двигаться дальше, начинаешь вставать и учиться.

Если бы я сказал живопись или портреты, люди бы реагировали бы иначе. У нас к народному промыслу совсем иначе относятся. Люди некоторые не понимают. Поэтому я не многим рассказываю, что занимаюсь творчеством.
Меня сразу отдали в коррекционный детский дом. Я был недоношенный и мне с трех лет поставили диагноз, видимо побоялись чего-то, так и попал в коррекцию.

Коррекционный детский дом маленько поломал мне жизнь, теперь надо постоянно себя дотягивать. Поэтому я не могу сказать, что я очень благодарен детскому дому, в который попал. Да, они меня вырастили, а дальше что. Я благодарен Ольге Васильевне, которая дает мне много мотивации по жизни.

А хочу я поступать в цирковой колледж.

На человека могут больше всего повлиять отношения с людьми. Если ты общаешься с позитивным обществом, то и ты, возможно, будешь позитивным.


Каждый год я замечаю, что становится все меньше и меньше друзей. Может, это с возрастом так происходит. Друзья – это те, кто помогают делами. А не тот, кто в vk тебе просто напишет, как дела. Человеку надо немного друзей. В этой школе у меня нет друзей. Я прихожу сюда учиться, мне не до них.

Учиться не сложно, а лень. Наверно, потому, что нас не приучили с детства учиться. Поэтому надо каждый день приходить и себя заставлять.

Сейчас я готовлюсь к экзаменам за 9-й класс. Конечно, бывает и опаздываю на на уроки, бывает и на полчаса.

Я сначала пожалел, что сюда пришел. Но потом привык. Сначала я учился в массовой школе, проучился 7-й и 8-й класс. Ушел, потому что к нам стали халтурно относиться. Приходишь только для галочки. А какой в этом смысл.

Жалею, что пришел сюда, потому что иногда думаю, что не сдам в этом году экзамены. Надо сдать 15 экзаменов в этом году. Я пока сдал только три экзамена и все на пятерки. Но это был детский сад. Мне лучше устные экзамены сдавать, люблю разговаривать с людьми.

Хочу научиться хорошо танцевать. Хочу быть вокруг людей. Вот почему еще не люблю особо заниматься художеством. Не люблю один долго сидеть, скучно, люблю быть среди людей. Хочу людям доставлять кайф, чтобы танцевать и чтобы люди видели и получали от этого удовольствие.

Мне очень нравится хореография. Я чувствую, что не могу без этого. И что я хочу танцевать. Наверно, надо стать хореографом, тогда можно заработать на этом денег. Но, к сожалению, им не сразу становишься. Это надо сначала себя как-то проявить.
Мне было очень легко учиться в коррекционной школе, и я не понимал, что есть другие школы и другая программа.

Русский язык там называют письмо. Каждый год проходят одну и ту же тему. И я совсем там не учился. А ставили мне там сплошные пятерки. Просто так. Но было бы смешно, если бы их не ставили. Потому что там ничего не делают.

Садоводом быть не моё, строительство тоже не моё... Тогда Ольга Васильевна мне сказала, что есть колледж для художников. И сказала даже, что туда можно с нашим образованием, имею в виду, с коррекционным. В итоге меня туда взяли.

Учиться надо, потому что дальше тебя с коррекционным никуда не возьмут. Вообще-то, у меня с детства есть мечта: поступить в цирковой. Я с 12 лет занимаюсь акробатикой.

Все лето занимался воздушной акробатикой. Сейчас на это нет времени. У них очень непростой режим. Но я сейчас занимаюсь танцами. Потому что у меня есть еще один вариант, если не цирковой, то пойду на хореографическое отделение. Надо будет сдавать русский и литературу. А на цирковой попасть очень сложно. Это единственный колледж в России такого рода. Если я не поступлю с первого раза, то буду готовиться снова, хочу поступить на бесплатное.
Я не всегда говорю окружающим, что я из коррекционной школы. А моим друзьям надо часто объяснять, что это такое.
Потом махнул рукой, да пусть что хотят думают, пусть видят, что у нас в Москве не только на машинах и велосипедах ездят, но и на одноколесных можно передвигаться.
Я хочу стать популярным. Хотя мне кажется, что это почти невозможно. Это надо зацепить народ.

Например, вот цирк мало кто смотрит, значит надо еще иначе цеплять людей. У меня, кстати, есть свой транспорт. Это уницикл. Одноколесный велосипед.

Я когда на нем езжу, мне нравится, и люди на меня смотрят, обращают внимание, пальцем на меня показывают, это мне приятно. В некоторых районах меня знают, как мальчика с унициклом.

Чтобы народ зацепить, у нас надо что-то необычное делать. Поэтому мне интересно на нем научиться передвигаться.

Первые дни я боялся выезжать в город на уницикле. Все думал про себя, а что подумают люди.

Бывают, что друзья предают. Но я не могу долго обижаться ни на кого. Бывает, что 10 минут срываюсь, все проклинаю, а потом спокойно ко всему отношусь, по-разному бывает.
У меня была первая любовь. Это было в 12 лет. У меня есть такой момент: я обычно совсем не стесняюсь по жизни, а один на один с кем-то меня иногда замыкает. Любовь закончилась в итоге тем, что я так и не подошел и не признался ей.

Другая была любовь в 15 лет. Я уже там признался, уже вздохнул, а потом поссорились, так сложились отношения.

Сейчас учеба, боюсь, что девушка меня может сильно отвлечь. Хотя отношения сейчас есть. А времени гулять почти нет.
Говорю себе: «Так, Лёва, смотрим на книжки».
У меня есть одна мечта. Сделать свой вид росписи. Чтобы люди удивились, хочу сделать что-то странное, именно свое. Сейчас люди обращают внимание на странное.

Я не хочу обладать никакой супер силой. Я без этого хорошо справляюсь.

Больше всего хочу, чтобы в мире не было войны.

Я не получаю удовольствия от мечтаний, я люблю действовать.

Мы живем, чтобы оставить свой след. Чтобы оставить что-то после себя, не обязательно для страны, а вот для людей, которые вокруг. Хочу, чтобы меня запомнили. И чтобы не только всё для себя делать, но и для других людей.


Я творческий человек.

Мне говорят, тебе на цирке не заработать.
Иди туда, где тебе будут много платить.

А что мне идти на стройку? Для чего? Я хочу ту работу, которая будет мне по душе. Пусть там будут мало платить. Но я хочу, чтобы мне было хорошо.

Я верю в Бога. В чудеса не верю. Может, если бы у нас не было телефонов, может, мы больше замечали волшебство.

В детстве, когда не было столько гаджетов, мне кажется, мы больше замечали вокруг себя, а сейчас мы целиком в телефонах.

Made on
Tilda